Анна зарембо

Хотите об этом поговорить? Или кому надо к психотерапевту...



В последнее время разгорелись бурные дебаты о психотерапии. Терапевтов кроют все, даже сами терапевты, спеша как Павлики Морозовы рассказать обо всех ужасах кулачества… Пардон, психологии и психотерапии. При этом, как-то не стремятся объяснить «трудовому народу» что же это, зачем и кому нужно и как хотя бы попытаться отделить «настоящих сварщиков» от ненастоящих.

Кому нужна психотерапия? Вы очень обидитесь, если я скажу – всем? Скорее всего, обидитесь, да еще и хмыкнете, что я лицо заинтересованное. Конечно, заинтересованное. И потому, с огромным интересом наблюдаю за циркулированием одних и тех же мифов. О некоторых я уже писала. Что касается главного мифа о том, кому нужна психотерапия, то народное творчество утверждает следующее: «Психотерапия нужна человеку, который не может сам справиться со своими проблемами».

Существует, оказывается такой удивительный и редкий зверь. Он ведь, нелепое создание, и в университете учился - нет бы самому книжки полистать, и к врачу ходит, а ведь история знает примеры героического самостоятельного удаления аппендицита. Да что там, он, небось и к парикмахеру ходит, вместо того, чтобы терзать шевелюру тупыми ножницами у зеркала в ванной. Вот и душевные проблемы к специалисту потащил – глупейшая идея.


А если без ерничества, в этом мифе меня пугает глубоко прошитая в мозгах идея о том, что просить помощи стыдно. «Никогда ни о чем не просите» стало практически брендом не одного поколения россиян. Спасибо, Михаил Афанасьевич. Но было бы здорово, если бы ваши читатели не забывали о том, кем был Воланд, давший свой поистине дьявольский совет. Так вот, работа с психологом это помощь, попросить о которой для многих означает признать свою слабость.

Не буду писать банальностей о том, что признание своей слабости требует недюжинной силы, лучше расскажу, когда нужна или важна психотерапия.

1.Стресс потери.

Один из самых тяжелых. Это может быть смерть близкого человека, развод, расставание, потеря работы, тяжелая болезнь, переезд. Любая потеря – будь это любимый человек, привычная возможность пользоваться обеими руками или налаженная жизнь и пейзаж за окном – оставляют внутри некоторую пустоту. Бывает, ранки затягиваются сами собой, почти не привлекая нашего внимания. Но иногда потеря, причем ее «объективный» размер совершенно неважен, может превратиться в черную дыру, куда со свистом начинает уходить весь твой мир. Некоторым удается отловить этот астрономический катаклизм на раннем этапе, другие приходят, когда ситуация становится уже невыносимой.

В состоянии полной «невыносимости» приходят как правило мужчины. Они, вообще, обращаются намного реже женщин, поскольку для мужчины признать свою «слабость» гораздо труднее. Но когда рушится мир, тут уж не до политесу. Обычно это мужчины, совершенно не умеющие обращаться со своими эмоциями. Как назвал себя один из моих клиентов «эмоциональные дислектики». Это не означает, что у них нет чувств. Очень часто их там целый вулкан, но как и полагается содержимому вулкана, до поры до времени они кипят где-то, не достигая поверхности. Интерфейс не налажен. Поэтому наружу выходят во время взрыва, неизбежно разнося все в куски.

2. Трудное решение.

Еще одна категория клиентов – это те, кто мучаются каким-то выбором и никак не могут его сделать. Как правило, эти люди совсем не из робких, и нерешительными я бы их тоже не назвала, просто изнутри ситуации не всегда просто в ней разобраться.

Работа с такими людьми идет по-разному. Для кого-то все заканчивается одной-двумя консультациями. Как правило, это те, кто приходит «за разрешением». На самом деле, решение внутри уже принято, но человеку трудно это озвучить или тяжело себе в этом признаться. Самыми трудными для меня бывают случаи, когда пара приходит на семейную терапию, а через 10 минут становится ясно, что один из них хочет что-то починить, а другой пришел за «разрешением» на развод…

С кем-то терапия будет долгой, потому что очень часто дело не в конкретной ситуации, а в способе принимать решения, или в том, что привело его на эту развилку. Это станет отправной точкой для длинного путешествия, где есть шанс многому научиться и обнаружить, что выходов, как правило, больше двух.

3. Разрешение конфликтов.

Нередкий запрос. «Мы с женой все время ссоримся», «Я слишком много кричу на детей», «У меня постоянные конфликты с мамой». Тут обычно речь идет о личных границах. О том, где ты, а где – другой. Работа тоже небыстрая, поскольку для начала предстоит разобраться кто я такой, чего хочу и чего не хочу. Потом будем разбираться, что такое конфликтная ситуация – это способ решить проблему, выплеснуть накопившиеся эмоции? Что она означает - катастрофа, вызов, страх, что меня перестанут любить?

Ну и из практического – это гигиена конфликта. Если это постоянные ссоры, то с чего начинаются, как можно отлавливать и укрощать бурю на ранних этапах, почему, вообще, важно ссориться, а не «заметать мусор под диван» и т.д.

4. Фальшивые елочные игрушки

Помните анекдот? «Осторожно! В продаже попадаются фальшивые елочные игрушки! Выглядят, как настоящие, а радости никакой…»

По-научному, это будет экзистенциальный кризис. Может быть, кризис 40-летия, 30-летия и какого-нибудь еще некруглого «летия» - неважно. Главное, что вроде бы все хорошо или скорее «неплохо», практически «как у людей», а радости никакой. Смысла в жизни не видно, или потерялся он где-то и все теряет вкус.

Это, наверное, самые интересные клиенты, хотя они обычно жутко стесняются своих «несерьезных» проблем. Им всегда кажется, что у других проблемы какие-то настоящие, а у них так, выдумки одни. Хотя, на самом деле, «фальшивые елочные игрушки» не такая уж безобидная штука. Иногда это замаскированный страх смерти. В какой-то момент ты неосознанно ощущаешь ее дыхание и небесконечность жизни, и вдруг становится так важно понять, «куда жить».

Конечно, существует еще тысяча и одна причина для того, чтобы обратиться за помощью к психотерапевту. Чаще всего, для того, чтобы человек пришел ко мне, эта причина должна стать невыносимой или неудобной настолько, что он постоянно на нее натыкается. При этом жизнь его напоминает отчаянно тормозящий компьютер, в котором открыто слишком много «окон», то и дело выскакивающих в самый неподходящий момент.

Впрочем, невыносимости можно и не дожидаться. Особенно если рассматривать психотерапию, как обучающий процесс. Ведь по большому счету задачи у терапии две: развить у человека способность принимать свою личность и жить именно с ней, и научиться реагировать на меняющиеся условия жизни, что в наше время приобретает особую актуальность.

О том, как отличить «настоящих сварщиков» от ненастоящих, пожалуй, напишу в следующий раз.

Made on
Tilda