Анна зарембо

Бремя человеческого общения



"Наверно, я не выдержал бы, если бы пришлось идти на войну. Вообще не страшно, если бы тебя просто отправили куда-нибудь и там убили, но ведь надо торчать в а р м и и бог знает сколько времени. В этом все несчастье."

Дж. Д. Сэлинджер


На прошлой неделе я попала в больницу. Ненадолго, всего на три дня. До этого я давно избегала госпитализаций всеми правдами и неправдами и даже после несложных операций сбегала почти сразу «под честное слово». Но тут пришлось. Ничего страшного, просто обследование, которое проще и быстрее провести в стационаре. И я сразу вспомнила, что в больнице самое страшное — вынужденное общение. Как в школе, армии и в тюрьме. В армии и в тюрьме мне, правда, побывать не довелось, но, как говорится, «Моня напел». А уж в школе я отсидела положенную десятку и в больницах в общей сложности, наверное, пару лет провела.

В палате кроме меня лечились две очень славные арабские тетушки. Беда в том, что они не замолкали ни на минуту, как радио. Только радио можно выключить, а все вежливые попытки поставить их на паузу или хотя бы прикрутить громкость проваливались с треском. Да если честно, я не очень-то и пыталась, поскольку понимала, что им там до смерти скучно и тревожно к тому же, а занимать себя чтением они не приучены. Но самым неприятным был даже не звуковой фон, а то, что они постоянно пытались втянуть в беседу и меня. Их не останавливало то, что я почти постоянно была с компьютером и в наушниках (фильм переводила). Дам интересовало все. Как давно я делаю диализ, сколько у меня детей, есть ли у меня муж, как мне живется без оного, по какой причине я развелась, откуда я приехала в Израиль, кем я работаю и т. д. и т. п. Вежливые улыбки, односложные ответы и прямые напоминания о том, что я вот работаю (перевожу в смысле), помогали мало. Мне приходилось сбегать в коридор, на улицу, благо погода в Израиле это позволяет даже в декабре, или в кафе на первом этаже.

А ведь я вовсе не мизантроп и даже не интроверт, просто я давным-давно стараюсь общаться с теми с кем хочу, когда хочу и сколько хочу. По-моему, создатель «Маленького принца» был в корне не прав, роскошь не общение само по себе, а возможность выбирать себе круг общения и дозировать его. Нет надежнее способа сделать человека мизантропом, чем погрузить его в среду для принудительного общения без возможности сбежать.

Черт, но ведь это именно то, что мы делаем с собой и детьми всю жизнь!

Начиная с детского сада, а то и с яслей нас помещают в коллектив для вынужденного общения, который мы не выбирали, и заставляют жить по его правилам. Это называется «социализацией». Считается, что так мы учимся жить и взаимодействовать с другими людьми. Конечно, учимся, а куда деваться? Жаль только, что наставниками и «коллегами» на этом тернистом пути не всегда выступают лучшие представители человечества.

Я не знаток истории школьного образования, но, насколько я помню, и школы были созданы вначале именно как социальные институты, чтобы дети не болтались по улицам. Учеба была скорее побочным продуктом. Школу придумали древние греки, происходит это слово от «схолэ», что означает «приятное и полезное времяпрепровождение» — ах, если бы… Скольких родителей за время работы школьным консультантом мне приходилось убеждать в том, что с их ребенком все в порядке, просто далеко не каждый человек способен функционировать как швейцарские часы в галдящем классе из 40 человек.

При этом я вовсе не сторонник домашнего воспитания и образования. Прежде всего, потому что садики и школы — это необходимость. Родители тоже люди, они хотят жить, работать, заниматься спортом, фотографией, танцами, да мало ли чем еще. В конце концов, главный принцип, который я аккуратно стараюсь передать родителям, которых консультирую, это «счастливая мать — счастливые дети». Упаси меня бог от дискриминации отцов, просто ко мне в 99% случаев приходят матери.

Что же делать? Так и смириться с тем, что придется отдать ребенка, такого «миленького и маленького», Молоху всеобщего образования и принудительного общения? Если честно, у меня ответа нет. По опыту жизни и работы, мне кажется, главное — помнить о том, что выбор все-таки существует. Прежде всего, это выбор того самого коллектива — садика и школы, это выбор учителя, выбор кружков и секций, где ребенок получает не только дополнительное образование, но и альтернативное общение. Имеет смысл внимательно прислушиваться к себе и к ребенку, когда вы их выбираете. И если ребенку плохо в школе, то не всегда нужно внимать советам «добрых людей» и даже «специалистов», которые говорят, что ему нужно научиться преодолевать трудности, жить в обществе и правильно контактировать со сверстниками. Иногда полезно сменить «общество».

В конце концов, это тоже очень полезный навык — подбирать себе комфортную среду обитания, и ему надо учиться, чтобы свести процент вынужденного общения к минимуму.

А какие у вас возникают моменты вынужденного общения? И насколько большой кусок жизни они занимают?
Made on
Tilda